Леонид Бляхер: нужна политика сбережения тех, кто есть

Пока чиновники различного уровня упражняются в предложениях и реализации различных мер по привлечению граждан на Дальний Восток, Леонид Бляхер, известный хабаровский ученый- обществовед, заведующий кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета, главный редактор журнала «Полития», автор многочисленных публикаций и исследований предлагает оставить в покое Дальний Восток. Так он быстрее будет развиваться.

- Леонид Ефимович, вы в течение многих лет изучаете историю освоения русского Дальнего Востока. Как бы вы могли оценить современные меры по привлечению населения по сравнению с теми, что были в царской России и Советском Союзе?

- Эти меры довольно трудно сравнивать.  В СССР меры были разными и далеко не все добровольными. Организованные потоки переселенцев ехали на стройки 30-х годов. При этом их желания особенно никто не спрашивал. Только в относительно вегетарианские «брежневские» годы появились иные типы привлечения: более высокая зарплата, «бронирование квартир» и т.д. Правда, это далеко не всегда компенсировало отсутствие социальной и культурной инфраструктуры. Потому, видимо, и не все «закреплялись» здесь, а отток компенсировался новыми эшелонами с переселенцами. Разной в разные годы  была и политика Российской империи. Долгое время основным способом заселения было перемещение крепостных крестьян, которых «приписывали» к заводам, к экспедициям и т.д. Имело место, особенно, на раннем этапе, бегство «встречь солнцу» за землей и волей, от бесчисленных повинностей и столь же бесчисленного начальства. Только со второй половины XIX века можно говорить об особой переселенческой политике, применительно к нашему региону. Это и знаменитые 100 десятин на семью переселенца, и освобождение от налогов и рекрутской повинности, особые транспортные тарифы и многое другое. Конечно, в сравнении с этими мерами, то, что происходит сегодня иначе, чем пародией и имитацией деятельности назвать трудно. Но, опять же, стоит понимать, что в той же империи был народ, который можно было привлечь или переселить. Сегодня его нет. Депопуляция имеет место быть в подавляющем большинстве регионов страны. Именно потому, что, строго говоря, дальневосточников заменить некем, я считаю, что политику привлечения населения стоит заменить на политику сбережения тех, кто есть. Хотя бы слушать их, а не заказывать бесконечные программы развития чего-нибудь замечательным специалистам, которые и в регионе-то часто не бывали.


- В одной из своих недавних публикаций вы сказали, что удивлены, что после 1991-го года с Дальнего Востока уехала так мало людей. Сколько должно было уехать?  Может быть всё дело в «альтернативной» занятости населения, когда люди обеспечивают свое выживание работой и предпринимательством без всякой официальной регистрации и уплаты налогов?

- Сколько должно было уехать, я, извините, не знаю. Но в прошлые периоды «оттока» (например, после отмены крепостного права) регион покидало больше половины населения. И, конечно, дело в «альтернативной занятости». В том, что ослабевшее государство «позволило», точнее, не смогло помешать людям,  строить жизнь  так, как им удобно. Оно не «правильно», «не прогрессивно», а просто так, как сложилось, как лучше для тех, кто здесь живет. Когда-то один из моих наставников, заставляя меня заниматься математикой, которая еще со школы шла не очень, говорил: математика нужна, чтобы было проще. Если от математики становится сложнее, значит – это неправильная математика. Нечто подобное можно сказать и об официальной регистрации и прочих благах легального положения. Если от официальной регистрации становится труднее и дороже работать и жить, значит – это какая-то не правильная регистрация.

 

- Ранее вы говорили, что лучше всего российский Дальний Восток развивался тогда, когда центральные власти о нем забывали. В чем причина этого явления?

- Есть такая замечательная книжка «Благими намерениями государства…». Ее автор антрополог Джеймс Скотт на огромном массиве данных показывает, как проваливались ВСЕ государственные проекты улучшения человеческой жизни в истории. Здесь и ответ на Ваш вопрос. Жизнь улучшается, когда люди работают не на показатели, не на результат и эффективность, а на себя. День за днем, век за веком греют землю, на которой живут, делают ее теплее, удобнее. И вот, в какой-то момент, они обнаруживают, что живут хорошо. Правда, в этот же момент обязательно появляется государственный чиновник, который объясняет, что это «хорошо» возникло по его благому помыслу. Ну, так и пусть считает, если ему хочется. Главное, чтобы не мешался. Не путался под ногами у людей, которые живут своей жизнью, на своей земле. 

 

- Несколько лет назад Владимир Жириновский предложил полностью отменить все налоги для жителей и предприятий Дальнего Востока. Мотивировал он это тем, что собранные средства в виде налогов меньше тех, что тратятся на содержание налоговых органов. Ваше мнение.

- Это тот не частый случай, когда я почти согласен с лидером ЛДПР. Только стоит уточнить. Дальний Восток – это не самостоятельное явление, а группа субъектов Российской Федерации. Поэтому в регионе решаются задачи двух уровней. Одна группа задач и, соответственно, предприятий – это те, которые работают на региональный, а порой и на локальный рынок (город, район, деревня). Почему эти предприятия должны платить налоги в федеральный бюджет, мне понятно не вполне. Но есть и задачи федерального уровня – строительство космодрома, ВСТО, железная дорога. Да и значительная часть крупнейших предприятий города на Заре работают на решение федеральных задач, касающихся страны в целом. Вот здесь сложнее. Я думаю, что эти предприятия должны и датироваться из федерального бюджета, но и налоговые отчисления от них должны идти, главным образом, туда же. Это будет правильно. Порой, приходилось слышать: а за что федеральный бюджет должен «содержать» регион? Думаю, что сам вопрос не вполне корректен. Как только региональные предприятия перестанут отчислять в федеральный бюджет, а смогут «покупать» (уплата налогов, как мне кажется, это покупка) нужные услуги у местных властей, датировать регион будет не нужно. А вот платить ему за пользование его землей, его рудовыми ресурсами и т.д. при реализации федеральных задач, было бы не плохо. По крайней мере, не перекладывать на хилые плечи региональных и муниципальных властей задачи социального обеспечения населения, решающего федеральные задачи.


- В 70-х годах прошлого века Дальний Восток начал  комплексно развиваться именно как центр оборонной промышленности. Это особенно ярко было видно на примере Комсомольска-на-Амуре. Как вы думаете:  возможно, добиться подобных темпов развития региона без плановой экономики, и без создания единого народно-хозяйственного комплекса в масштабах страны?

- Маленькая поправка, в качестве центра оборонной промышленности Дальний Восток стал развиваться с 1931-го года. Именно тогда был принят военный план развития региона. И, конечно, в своем современном облике Комсомольск-на-Амуре вне этого плана просто не возник бы. И, конечно же, темпы обеспечивались именно наличием государственных вливаний и огромной армии почти бесплатного труда. Зачастую, героического. Как раз в 60-е – 70-е годы была сделана едва ли не единственная за весь советский период попытка не военного освоения региона. Ведь строительство БАМа, о котором сегодня вспоминают не часто, предполагало не только прокладку путей и возникновение городков на трассе, но возникновение крупных промышленных районов, логистически связанных с БАМом, выходящих на портовые комплексы в Ванино и советской Гавани. Если бы этот проект, а разрабатывать его начало еще царское правительство, был реализован изначально, и без спешки к очередной дате, возможно, что Комсомольск-на-Амуре был бы не центром оборонной промышленности, но крупнейшим транспортным узлом региона, на котором замыкалась бы и рыбопереработка, и химическая промышленность и многое другое. И тогда он в гораздо меньшей степени зависел бы от того, будет государственный заказ или нет, дадут из бюджета деньги или не дадут. Впрочем, история сложилась так, как она сложилась.

 

-  Каким вы видите ближайшее будущее Дальнего Востока вообще, Хабаровского края и Комсомольска-на-Амуре в частности.

- Несомненно, светлым. Край с бездной уникальных ресурсов, расположенный близь самого динамично развивающегося макрорегиона мира просто обязан жить ярко, красиво и богато. Что для этого нужно, более или менее понятно. Перестать развивать нас из «прекрасного далеко», строить планы и программы, стоя на земле, на этой земле. И, главное, не мешать тем, кто работает. В идеале открыть специальную (обязательно комфортную) зону отдыха где-нибудь в хорошем месте. Свезти туда всех контролеров, контролеров за контролерами. Пусть там друг друга контролируют. Думаю, они справятся. А мы уж здесь как-нибудь сами. Ведь для себя же будем работать.

-Спасибо большое!

Вопросы задавал Александр Альдиев



Рассказать друзьям:


Комментарии (0)

Написать комментарий