Иван Белёвкин: «Я не по-мужски сентиментален»

Ивану Ивановичу Белёвкину, бессменному за последние тридцать четыре года генеральному директору ООО «Комсомолка», исполнилось 80 лет. В России руководитель, что возглавляет производство в столь солидном возрасте, - редкий случай.

Белёвкина с его швейной фабрикой впору в Книгу рекордов Гиннесса заносить. Ивана Ивановича – за многолетнюю борьбу по возрождению легпрома на Дальнем Востоке, «Комсомолку» - за региональное долгожительство. В апреле этого года фабрика отметит шестидесятилетие со дня основания. На сегодняшний день - это единственное за Уралом швейное объединение, устоявшее в пору экономических кризисов и сохранившее свой профиль. Напомню, менее двадцати лет назад от Байкала до Чукотки работало 30 государственных швейных предприятий. К реалиям рыночной экономики смогла приспособиться только фабрика в Комсомольске-на-Амуре.

Для меня мой личный отпуск - наказание

Безграничное уважение за преданность предприятию вызывает коллектив швейного объединения и его руководитель. Конечно, масштаб производства не тот, что был несколько лет назад. Но «Комсомолка» по-прежнему обеспечивает продукцией сеть собственных фирменных магазинов, оснащает участки со-временным оборудованием, внедряет технологические программы и разраба-тывает новую коллекцию школьной одежды. Объединению по силам обшить по самым высоким стандартам учащихся не только Хабаровского края, но и всего Дальнего Востока.

Распорядок дня Белёвкина не меняется с того периода, когда одновременно со службой в армии он продолжал учиться в вечерней школе. Это значит, что на рабочем месте Иван Иванович с восьми утра и до восьми вечера. Для него не существует ни выходных, ни праздников. В отпуске, по словам гендиректора «Комсомолки», в последний раз был в 1984 году, через год после того, как принял руководство швейной фабрикой.

Следуя многолетней привычке, спит всего четыре часа в сутки. Шутит, что с возрастом гораздо легче стало бодрствовать. Недавно перенес тяжелую операцию на сердце. Но пережидать весь период больничного не пожелал. А на просьбы коллег поберечь себя только отмахивается: «Еще будет время о себе позаботиться».

Благодаря «Хоккеистам» вошел в историю

Иван Белёвкин – тринадцатый ребенок в семье. Но вопреки приметам о спорном и неоднозначном этом числе, судьба к Ивану Ивановичу благоволила. Среди сверстников он отличался сообразительностью, хорошей памятью и редкой работоспособностью.

Талант к точным наукам у парня проявился в шесть лет, когда сельчане поручили ему пересчитывать буханки хлеба, что привозил вагон-лавка. Юному счетоводу люди доверяли, удивляясь умению складывать сложные цифры в уме. До поступления в Московский нефтегазовый институт им. Губкина Иван уже имел профессии тракториста, водителя, железнодорожника. Успел послужить в армии и поработать заместителем председателя краевого спортобщества «Спартак».

Об учебе в Московском вузе Белёвкин вспоминает с особой теплотой. Преподаватели занятия проводили в формате полемики, дискуссий. В жарких спорах рождалось понимание предмета и уважение к выбранной профессии. В свободное от учебы время студенты старались подрабатывать. Были счастливы, если удавалось поучаствовать в ночных съемках спектаклей Большого театра. Массовке платили семь рублей. На пять целковых больше, нежели за съемки в кинофильмах.

Кстати, благодаря ленте «Хоккеисты», что вышла на экраны страны в 1964 году, Иван Иванович, можно сказать, вошел в историю. На одной из зрительских трибун среди болельщиков заметен и нынешний директор швейного объединения «Комсомолка». В массовке снялся и космонавт Юрий Гагарин, а комментировал матч между командами «Ракета» и «Металлист» Николай Озеров.

- Среди москвичей популярен был твист, - вспоминает Иван Иванович. – Мои сокурсники лихо отплясывали на танцплощадках, я же танцевать не умел и очень от этого страдал. И тут ко мне в комнату в общежитии подселяют студента из Нигерии. Веселый такой парень. В первый же день купил патефон с кипой пластинок, где большая часть - русские народные песни. Нигериец страстно желал по-русски все это петь, а я – научиться танцевать твист. К концу первого курса мы были признанными королями студенческих танце-вальных и песенных вечеров. Наш коронный номер – твист под народный хит «Ехал на ярмарку ухарь-купец».

Партбилет у сердца держал

В 35 лет Белёвкин возглавил Комсомольский-на-Амуре КНПЗ. До этого назначения у него уже был опыт руководящей деятельности – работал начальником цеха Хабаровского нефтеперерабатывающего завода, а в 1970 году был переведен на должность главного инженера Комсомольского КНПЗ. Став директором предприятия, сразу же затеял масштабную его реконструкцию.

Молодого, энергичного управленца несколько раз склоняли сменить место работы и жительства. Тогдашний министр нефтяной и газовой промышленности уговорил-таки Белёвкина возглавить Ангарский электролизный химкомбинат. Но о планах прознал первый секретарь крайкома партии Алексей Чёрный. У него была своя позиция по части закрепления кадров в Хабаровском крае. Отсюда можно было уехать лишь положив на стол А.К.Чёрного партийный билет. Понятно, что с выходом из членов КПСС на интересной работе, да и на карьере можно крест поставить.

И еще несколько раз жизнь подкидывала Белёвкину варианты изменить судьбу новым назначением, общением, окружением. На упрямого Чёрного пытался повлиять Виктор Черномырдин, возглавлявший в конце семидесятых мини-стерство нефтяной и газовой промышленности. Он хотел поручить Белёвкину руководство ПО «Оренбурггазпром». Но оказывается, не министры тогда решения принимали, ЦК партии всем рулил. А партбилет Белёвкину по-прежнему был дорог.

Большие перемены: из тяжелой индустрии – в легпром

Когда Ивану Ивановичу предложили в 1983 году стать директором швейной фабрики, та пребывала в горестном состоянии. Ситуацию усугубил недавний большой пожар в раскройном цехе. Оборудования в цехах немного и все старое, социальных объектов для жизни и отдыха работников нет. Но самое главное, фабрика считалась предприятием убыточным. И нужно было в короткие сроки изменить существующее положение.

С присущей ему энергией Белёвкин взялся восстанавливать и преумножать большое хозяйство. То, что профиль был нов, не смущало. Не хватает знаний? Не беда. Спать на один час стал меньше, но окончил без отрыва от производства Московский технологический институт, а затем и Всесоюзный заочный институт

легкой и текстильной промышленности. Прошел обучение в японском Центре производительности, Калифорнийском и Мюнхенском университетах.

В рекордно короткие сроки провел на предприятии техническое его пе-ревооружение. Существенной реконструкции подвергся цех по производству верхней одежды. Для работников фабрики построил клуб, жилой дом и де-вятиэтажное общежитие. Создал подсобное хозяйство с коровником и сви-нофермой. Из глубочайшего кризиса вывел производство в передовые, в десятки раз увеличив выпуск и ассортимент продукции. Почти четыре тысячи про-мышленного и непромышленного персонала трудилось на «Комсомолке».

Когда Иван Иванович сердится

Занятный кабинет у гендиректора «Комсомолки». В отдельном стеллаже собрана обширная фонотека пластинок. Сотрудники как-то не поленились, подсчитали количество. Оказалось, более трехсот дисков с оперными партиями и классическими произведениями. Собран здесь, практически, весь репертуар Иосифа Кобзона и Александра Вертинского, югослава Ивицы Шерфези и какой-то корейской певицы, имя которой из-за незнания языка мною не идентифици-ровано.

Если в обеденный перерыв из-за дверей директорского кабинета раздаются раскатистые фуги Баха, Иван Иванович сердится. Под Свиридова ему лучше думается, а вот под танцевальную музыку 30-х годов: слоу-фокс да квикстеп – мечтается.

- Я не по-мужски сентиментален, - признается Белёвкин. – Не умею играть ни на одном инструменте, но зато музыку обожаю, все оперные партии знаю, композиторов русских и зарубежных всех могу назвать. Бывая в столице, использую любую возможность посетить театр, музеи.

Иван Иванович показал мне собрание роскошных иллюстрированных изданий из серии «Великие музеи мира». Говорит, что любование бессмертными творениями вторая его страсть. А третья – поэзия и проза. Несчетное количество произведений Белёвкин знает наизусть. И с удовольствием де-кламирует стихи на корпоративных встречах и праздниках.

- Рад, что правнуки Иван и Полина разделяют мое увлечение искусством. Мне есть, кому оставить бесценную коллекцию.

Вопрос, имеется ли приемник на должность директора «Комсомолки», Ивана Ивановича опечалил.

- Пока есть силы, буду работать, - вздыхает он. - Я надеюсь, что государство все же изменит свое отношение к легкой промышленности. Хочу дождаться счастливого момента, когда «Комсомолка» получит госзаказ, и мы сможем реализовать весь наш потенциал. Хочу дождаться.

За труд – почет и признание

О комсомольчанине Иване Ивановиче Белёвкине можно прочитать в меж-дународных изданиях «Люди мира». Там его имя соседствует с Биллом Гейтсом и Джорджем Вашингтоном. Статья о гендиректоре «Комсомолки» размещена в книге «Деловая элита России», а также в отечественной энциклопедии «Лучшие люди России». Есть глава в энциклопедическом издании «1000 выдающихся руководителей, ученых, ректоров России XXI века», где Белёвкин отмечен, как талантливый руководитель, добившийся значительных успехов в управлении предприятием и влияющего на развитие региона и страны. Иван Иванович внесен в сборник «Золотой фонд России», Золотую книгу Хабаровска и Хабаровского края и другие солидные издания. За свой труд награжден орденами и медалями, перечислить которые и страницы не хватит.

Таисия Китаева

Заглавная фотография с сайта  Эра Пресс 

Материалы по теме: 

Мнение регионального чиновника – непреодолимое препятствие для госпроекта

Новоселье следствия, "Комсомолка" и будущие судостроители

Вячеслава Шпорта в премьер-министры России!



Рассказать друзьям:


Комментарии (0)

Написать комментарий